Sunday, August 8, 2004

"Своевременное" карабахское обострение

Росбалт, 09/08/2004


В последние недели армяно-азербайджанские отношения претерпевают переход от плохих к худшим. Сразу после своего избрания президент Азербайджана Ильхам Алиев в карабахском вопросе избрал курс, довольно отличающийся от линии, которую вёл его отец — Гейдар Алиев. Алиев-младший постарался свести к нулю уже имеющиеся договоренности по Карабаху, которые, в целом, до сих пор держатся в тайне от общественности Азербайджана и Армении.

Относительно этих договоренностей несколько месяцев назад сделал небольшую, но довольно информативную репликузаместитель госсекретаря США Ричард Армитедж, напомнив о закрытых переговорах по карабахскому урегулированию весной 2001 года в Ки-Уэсте (США). Будучи в Ереване, Армитедж заявил о том, что сам участвовал в этих переговорах, 'и помню, как Гейдар Алиев добился серьезного продвижения вперед в этом вопросе. Однако у него возникли проблемы с их представлением у себя на родине'.
Но если даже у такого многоопытного политика как Алиев-старший могли возникнуть щекотливые проблемы со своими соотечественниками, то что же говорить об Алиеве-младшем. Тем не менее, Ильхам Алиев решительно взялся за обновление карабахского вопроса. Первым делом он объявил о том, что намерен начать переговорный процесс с нуля. Параллельно азербайджанское руководство начало обработку общественности на предмет возможного возобновления вооруженного конфликта в Карабахе.
С завидным постоянством официальный Баку в последние месяцы заявляет о возможности военного решения карабахской проблемы. Президент Алиев провел ряд встреч с военнослужащими, на которых заявил о готовности Азербайджана решить вопрос Карабаха силой. Вслед за ним то же самое не устают повторять и другие представители руководства страны. Азербайджанская пресса ведет активную пропаганду, смысл которой — уверить население в боеспособности азербайджанской армии и возможности с ее помощью вернуть Карабах.
Официальный Ереван сначала активно комментировал заявления Баку, однако затем принял "позу сфинкса", демонстративно перестав обращать внимание на угрозы азербайджанской стороны. Но если раньше все заявления официального Баку делались внутри страны и предназначались почти исключительно для своей общественности, в то время как в своих выступлениях на международном уровне азербайджанская сторона придерживалась позиции мирного решения конфликта, то теперь положение кардинально изменилось.
На днях Ильхам Алиев выступил перед собранными в Баку азербайджанскими послами и опять поднял вопрос о возможности военного разрешения карабахской проблемы. МИД Армении незамедлительно выступил с заявлением, в котором было отмечено, что если это было бы из серии обычных публичных выступлений, предназначенных для внутреннего пользования, возможно, его и не следовало бы комментировать. 'Однако на этот раз Алиев поднял вопрос о возможности военного разрешения проблемы Нагорного Карабаха перед своими послами, что дает повод для серьезных беспокойств. Это заявление в очередной раз доказывает, что Азербайджан не желает урегулировать карабахский вопрос мирным путем и надеется на силовое решение конфликта', — заявил пресс-секретарь МИД Армении Гамлет Гаспарян. 'Мы неоднократно заявляли, что силовое решение нагорно-карабахского конфликта будет иметь катастрофические последствия для всего региона и, в первую очередь, для Азербайджана', — озвучил он позицию Армении.
Тем временем в самом Карабахе 3 августа начались командно-штабные учения Армии Обороны Нагорно-Карабахской республики. По данным пресс-службы АО НКР, во время учений отрабатывается гармонизация объединений в процессе ведения оборонительных и наступательных боев. В Карабахе делают всё, чтобы подчеркнуть свой суверенитет, сформированность в качестве полноценного государства со всеми атрибутами. В подтверждение этого 8 августа в НКР прошли выборы в органы местного самоуправления.
Подобные действия Степанакерта вызвали в Баку весьма нервную реакцию. Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров был категоричен: 'Проведение военных учений в Нагорном Карабахе — очень серьезный вопрос для Азербайджана. Если армянская сторона собирается проводить в Карабахе какие-либо выборы или военные учения, то возникает вопрос, как могут сочетаться переговоры с подобными действиями? И вообще, нужны ли нам эти переговоры и их результаты!?'. Министр заявил, что если сопредседатели Минской группы ОБСЕ не выразят категорический протест армянской стороне в связи с происходящим в Нагорном Карабахе, Азербайджан должен серьезно задуматься над целесообразностью продолжения переговоров.
Пресс-секретарь азербайджанского оборонного ведомства, в свою очередь, постарался представить будущее армяно-азербайджанских отношений: 'В ближайшие 25-30 лет на Южном Кавказе не будет существовать государства Армения. Этот народ сделал столько пакостей соседям, что не имеет права жить в регионе. Нынешняя Армения построена на исторических азербайджанских землях. Думаю, что через 25-30 лет эти территории вновь перейдут под юрисдикцию Азербайджана'.
Следует отметить, что усиление агрессивности высказываний азербайджанского руководства совпало по времени с рядом других процессов, идущих в регионе.
Во-первых, внутри азербайджанской политической элиты происходит серьезное брожение после прихода к власти Ильхама Алиева, который, видимо, не в состоянии также виртуозно управлять внутренними рычагами, как Гейдар Алиев. Началась активная война компроматов, появились даже разговоры о перевороте, который якобы готовит руководитель администрации президента Рамиз Мехтиев и окружение Ильхама Алиева.
В сложившейся в Баку ситуации карабахская проблема — практически единственная возможность для консолидации общества и политической элиты вокруг фигуры президента Алиева. Вообще, всегда в тяжелые для правящих режимов моменты карабахская тематика весьма удачно использовалась как в Азербайджане, так и в Армении. И если в одной из этих республик слишком много говорят о Карабахе — это верный симптом нестабильности в обществе, угрожающей властям.
Во-вторых, азербайджанская активность по Карабаху проявилась на фоне бурной деятельности на просторах Грузии (и за ее пределами) президента Михаила Саакашвили. Первые успехи грузинского реформатора, рубящего с плеча по застарелым "гордиевым узлам" и на скаку решающего все проблемы, вероятно, воодушевили Ильхама Алиева.
Особо активизировался официальный Баку после свержения режима Абашидзе в Аджарии. Югоосетинские события и обострение обстановки вокруг Абхазии дали еще больший импульс азербайджанской стороне. Для Баку выдается удачный шанс: если в Южной Осетии или Абхазии грянет война, в ситуацию вмешаются Россия и США, а международное сообщество будет целиком захвачено этой темой. И именно в этом случае попытка вооруженного решения конфликта в Карабахе будет не так заметна и отойдет на второй план.
И если США в самом деле дали карт-бланш Грузии, почему бы им не сделать это же и в отношении Азербайджана — хорошего партнера Вашингтона? Особенно учитывая тот факт, что противником в этом случае будет единственный стратегический союзник России в кавказском регионе — Армения.
Но насколько совпадают с реальностью последние воинственные заявления Баку о своей способности силой вернуть Карабах? Приведем только несколько цифр. По данным на 2001 год, Азербайджан задекларировал наличие у себя 262 танков, 322 бронемашин, 305 артиллерийских установок. (Это при том, что по Договору об обычных вооруженных силах в Европе Азербайджан, как и Армения, имеет право на 220 танков, такое же количество бронемашин и 285 артиллерийских установок калибром 122 мм и выше.) Армия Армении действительно уступает по всем параметрам — 102 танка, 204 бронемашины, 225 единиц артиллерии.
Но при этом не учитывается, что армяне предприняли маневр, который, в случае начала боевых действий в Карабахе, позволит Армении формально оставаться в стороне — если, конечно, бои не выльются в крупномасштабную армяно-азербайджанскую войну. Дело в том, что Армия Обороны Нагорно-Карабахской Республики сегодня имеет на вооружении 316 танков, 324 бронированных машины, 322 единицы артиллерии.
Таким образом, де факто мощь противостоящих вооруженных сил примерно равна. Учитывая, что азербайджанским войскам при наступлении придется преодолевать эшелонированную оборонительную линию, которую НКР выстраивала в течение 10 лет, действительно можно согласиться с утверждением, что война за Карабах станет катастрофой для всего региона и, в первую очередь, для Азербайджана.
Самвел Мартиросян. Ереван
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2004/08/09/172998.html