Saturday, May 15, 2004

Газовый контекст российско-армянской политики

Росбалт, 15/05/2004

В Ереване 13 мая был подписан договор о реализации газопровода Иран-Армения. Этот проект замысливался чуть ли не со дня основания независимой Армении, однако в силу множества причин до последнего момента значился в числе утопических программ. В первую очередь, проекту мешали возможные санкции США против Армении в случае реализации столь крупномасштабного проекта с Ираном. По некоторым сведениям, препятствием также являлась политика 'Газпрома' в регионе. Однако в конце прошлого года неожиданно российская сторона заявила о своей поддержке проекта, и воз сдвинулся с места.


Оправдательные речи министра
Правда, всё оказалось не так просто. В российских СМИ в конце марта появились слова министра энергетики Армении Армена Мовсисяна о том, что газопровод Иран-Армения в ближайшее время может быть продолжен через Грузию до Украины и далее до стран Евросоюза. По его словам, не исключается вариант прокладки трубопровода из Ирана через Армению и Грузию и далее по дну Черного моря до Украины. 'После реализации проекта 'Голубой поток' строительство протяженных морских газопроводов уже не фантастика', — отметил министр.
Незамедлительно последовала реакция из России — в 'Независимой газете' была опубликована статья с весьма оглушающим заголовком: 'Ереван реализует антироссийский газовый проект'. Руководство Армении было обвинено в том, что пытается дать выход в Европу туркменскому и иранскому газу в обход России, в результате чего российская сторона потеряет миллиарды долларов. Примечательно, что в том же номере была опубликовано пространное интервью с лидером армянской оппозиции Арташесом Гегамяном, в заголовок которой была выведена его уверенность в неизбежности смены власти в Армении.
Как бы то ни было, Армен Мовсисян поспешил выступить с довольно невразумительной оправдательной речью. 'Каких-либо переговоров о продолжении газопровода Иран-Армения на территорию Грузии, затем на Украину и Европу с Арменией и конкретно с нашим министерством никто не вел. Подобная задача перед нами и не стоит. Однако естественно, что у великих держав может возникнуть желание иметь второй газопровод. Об этом может думать Европа или какие-либо другие страны. Во всяком случае, на сегодняшний день такие переговоры не ведутся. Что касается упомянутых публикаций, то я не мог сделать подобных безответственных заявлений, поскольку находился в командировке и лишь сегодня поздно ночью вернулся в Армению. Разговоры о желании построить такую линию, конечно, доносятся, но официальных переговоров с нами не велось. Следовательно, это чей-то вымысел. Армения — честный партнер и старается со всеми поддерживать взаимовыгодные отношения', — успокоил всех министр. После этого последовала череда высказываний официальных лиц о том, что газопровод призван удовлетворить только внутренние потребности Армении. Слишком много оправданий вокруг туманного предположения всегда вызывает сомнения.
Однако в апреле, когда глава МИД Армении Вардан Осканян был в Тегеране, его иранский коллега Камаль Харрази прояснил позицию своей страны, назвав важным проект прокладки газопровода из Ирана через Армению и Украину в Европу.

Торг вокруг диаметра
В Армении активно распространяются слухи том, что Москва давит на Ереван, требуя уменьшения диаметра прокладываемой трубы, для недопущения дальнейшего транзита газа. Эту информацию подтверждают также источники в правительстве.
В русле официальных заявлений и неофициальных слухов стоит рассматривать последние вояжи армянского руководства. С 10 по 12 мая на Украине был премьер-министр Армении Андраник Маркарян. И неожиданное заявление в Киеве. Виктор Янукович после переговоров с армянским коллегой заявляет о том, что Украина будет участвовать в строительстве газопровода Иран-Армения.
Сразу после этого на ковер в Кремль вызывают Роберта Кочаряна. С трехдневным визитом он 13 мая направляется в Москву. В повестке дня — встречи с Владимиром Путиным, Михаилом Фрадковым, руководителем правления 'Газпрома' Алексеем Миллером, президентом группы 'Итера' Игорем Макаровым. В руках Москвы есть серьезный аргумент. Роберт Кочарян оказался перед серьезной угрозой в лице оппозиции, стремящейся, во что бы то ни стало, скинуть его. Россия до этого момента горой стояла за Кочаряна. Но всё может повернуться и в другую сторону. Тем более что активная часть оппозиции также состоит из сплошь пророссийских политиков и в случае смены власти в плане влияния Москвы сейчас мало что изменится.
В то же время определенную нервозность относительно экономических проектов Москвы в Армении проявляет уже и официальный Ереван. В частности, первый заместитель министра торговли и экономического развития Ашот Шахназарян недавно сообщил, что до настоящего времени Россия пока не инвестировала ничего в армянские предприятия, переданные ей в 2003 году в счет погашения госдолга Армении. 'До настоящего времени российской стороной не предпринято ни одного шага по наращиванию мощностей этих предприятий', — заявил Ашот Шахназарян, сообщив, что власти Армении уже обратились в российские инстанции с предложением представить инвестиционные программы по развитию этих производств.
Подобные действия Москвы говорят о том, что пока Россия реализует практически все свои крупные экономические проекты в Армении исключительно в качестве политических, не ставя серьезных целей по экономическому усилению своего союзника. Газопровод Иран-Армения, кажется, также не является исключением (см.: 'Газовое оружие' может быть испытано и на Южном Кавказе'). Примечательно, что США ни одним словом не выступили против реализации газопровода.
Самвел Мартиросян, ИА 'Росбалт'. Ереван
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2004/05/15/160978.html