Thursday, March 25, 2004

Курдский вопрос — американский ответ

Росбалт, 25/03/2004

Проводимая Вашингтоном политика в Ираке приводит к тому, что на Ближнем Востоке всё более сближаются непримиримые враги — Иран, Сирия и Турция, образуя своего рода новый Тройственный союз. 8 марта американцы преподнесли подарок курдам, которого с трепетом ждали, и который вызвал некоторый шок в самом Ираке и в регионе в целом.


8 марта как день нестабильности
8 марта 25 членов Временного управляющего совета Ирака (ВУС) на торжественной церемонии единогласно одобрили переходную конституцию страны. Переходная конституция, или Временный административный закон, определяет принципы управления страной с 30 июня до конца 2005 года, когда на всенародном референдуме должен быть принят новый основной закон Ирака. Предполагалось, что документ будет подписан на неделю раньше, однако иракские шииты до последнего отказывались его подписывать.
Основной причиной упрямства шиитов был пункт, согласно которому курды, контролирующие 3 северные провинции, получили возможность блокировать принятие новой конституции 2005 года даже в случае, если за нее проголосуют остальные провинции Ирака. Однако американцам удалось уломать верховного лидера шиитов аятоллу Али Систани, и документ был подписан, при том что в ВУС 13 мест имеют как раз шииты, которые могли бы спокойно блокировать документ при желании. Правда, потом Али Систани опомнился и обратился в ООН с просьбой не признавать конституцию Ирака. Но вряд ли махание руками после подписания документа что-нибудь даст шиитам.
Тем самым американцы сделали всё, чтобы в 2005 году у курдов появилась автономия на севере Ирака. Не приходится сомневаться, что курдские лидеры будут блокировать в 2005 году основную конституцию Ирака, если в ней не окажется пункта о создании курдской автономии.
Анкара незамедлительно отреагировала на подписание переходной конституции, заявив, что этот закон не поможет установить постоянный мир в Ираке, а только приведет к долговременному этапу замешательства и нестабильности. Президент США, напротив, назвал переходную конституцию важным шагом к созданию суверенного правительства. 'Принятие этого закона становится исторической вехой на долгом пути иракского народа от тирании и насилия к свободе и миру', — сообщил Буш-младший. Неизвестно, как со всем иракским народом, однако курдам дан карт-бланш на создание Курдистана.
Подобный шаг Вашингтона является явным наездом на Анкару, которая постоянно возражает против предоставления автономии курдам. Турции ясно, что образование Северного Курдистана станет лишь первым шагом в деле дестабилизации ситуации в регионе. Понятно, что курды, воодушевленные малой победой в Ираке, не остановятся на достигнутом. Угроза надвигается на турецкие территории, которые курды считают исконно своими, называя Южным Курдистаном.

Призрак Курдистана бродит по Ближнему Востоку
Естественно, что Турцию не может не беспокоить возможность создания официальной курдской автономии прямо на своей границе с Ираком. Угрозу со стороны курдов ощущают не только в Турции, но и в соседних Сирии и Иране. Курдский вопрос уже очень давно является головной болью этих стран. Курды, число которых по разным подсчетам достигает 25-30 млн., компактно проживают на граничащих друг с другом территориях Ирака, Ирана, Турции и Сирии. Причем предполагаемый курдскими лидерами объединенный Курдистан отчуждает также территории даже от Армении и Азербайджана. В случае образования юридически оформленной курдской автономии в Ираке, ясно, что курды не остановятся на достигнутом и с еще большим рвением возьмутся за создание своей вековой мечты — Великого Курдистана.
Призрак Курдистана уже давно бродит по Ближнему Востоку. А в последние месяцы он приобретает всё более явные очертания, наполняется плотью и кровью. И, похоже, Анкару, Тегеран и Дамаск уже мучают фантомные боли, которые толкают их в объятия друг друга в поисках утешения. Начало этого года оказалось беспрецедентным в отношениях между Турцией, Ираном и Сирией. В конце января пpемьеp-министp Турции Реджеп Тайип Эpдоган заявил в США, что 'федерализация Ирака очень беспокоит Турцию, Сирию и Иран'.
О том, что беспокойство уже перешло все границы, говорят факты чересчур активного дипломатического общения между Анкарой, Тегераном и Дамаском. Впервые за историю двух государств президент Сирии Башар Аль-Асад в начале этого года отправился с визитом в Турцию — страну, с которой Дамаск за последние годы несколько раз оказывался перед лицом глобального вооруженного противостояния. Во время встречи Асада с начальником Генерального штаба Вооруженных сил Турции Хилми Озкоком, президент Сирии пообещал начать борьбу с Курдской Рабочей партией. Через месяц уже столицу Ирана посетил президент Турции Ахмед Неджед Сезер, который обсуждал со своим коллегой обстановку в Ираке. По официальным заявлениям, была достигнута договоренность о координации действий по проблеме Ирака. Другими словами, Анкара, Тегеран и Дамаск решили забыть давнюю вражду и сделать все, чтобы не допустить создания Курдистана в каком-либо виде.

Превентивное расчленение Курдистана
Результаты договоренностей не заставили себя ждать. Не успели в Ираке принять переходную конституцию, как 12 марта в сирийском городе Гамишли — крупнейшем курдонаселенном городе на севере Сирии — начались курдские погромы. Курды были атакованы во время футбольного матча вооруженными арабами, в результате чего погибло только в первый день около 50 человек, сотни оказались ранены. После этого курдские погромы, казалось бы спонтанно, перекинулись на другие районы страны, даже в Дамаск и Алеппо. Погибло более ста человек, количество раненых и арестованных неясно и, судя по всему, продолжает расти.
Представитель Ассамблеи народа Курдистана (реорганизованная Курдская рабочая партия) на Кавказе Гейдар Али заявил 'Росбалту', что все говорит о том, что акция была спланирована заранее. По его словам, полиция и армия не только не пресекали действия погромщиков, но и сами участвовали в нападениях на курдов, проводили массовые аресты именно среди курдского населения. Эту информацию подтвердила также международная правозащитная организация Human Rights Watch, которая на днях выступила с требованием отпустить на волю сотни незаконно арестованных курдов и прекратить нападения со стороны полиции и военных.
Смысл действий сирийских властей понять нетрудно. Кроме 'воспитательных' акций, Дамаск пытается вытеснить курдов с приграничных с Турцией областей. Турция в свою очередь подвела к сирийской границе свои войска. Тем самым Анкара и Дамаск пытаются расчленить курдские территории, не давая тем возможности объединится в будущем. Одним словом, началась широкомасштабная военная операция по расчленению еще не существующего Курдистана, к которой, вероятно, примкнет в какой-либо форме в ближайшем времени и Тегеран.
Удастся ли новому Тройственному союзу сберечь свои территории от распада, трудно предсказать. Однако уже ясно, что с легкой руки Вашингтона Анкара, Тегеран и Дамаск будут в ближайшее время чересчур заняты борьбой с курдами — наименее контролируемым этническим элементом в регионе. Их основными военно-политическими силами являются Курдская демократическая партия, Патриотический союз Курдистана и Курдская рабочая партия, которая постоянно меняет свои названия, сегодня выступая под маркой Ассамблеи народа Курдистана. Все три силы находятся в постоянном поиске хозяев. В течение последних двух десятков лет три партии то объединялись, то вставали под разными флагами, подпадая под влияние то Ирака, то Турции, то Сирии и Ирана, воюя друг с другом не на жизнь, а на смерть. Однако сегодня видно, что курды имеют определенную общую позицию и, кажется, пришли к объединению под звездно-полосатым флагом.
В прошлом году неоднократно появлялись сведения о том, что американцы тайно вооружают злейшего врага Турции — Курдскую рабочую партию (cм.: 'Кто-то разбудил Оджаланов...'). Более того, США сейчас активно поддерживают курдские формирования, которые базируются в Иране для борьбы с Тегераном. И новая переходная конституция Ирака подтверждает то, что Вашингтон делает сейчас ставку на курдов, раскинутых по Турции, Ираку, Ирану, Сирии, Азербайджану, Армении, как на наиболее радикальный фактор, способный оказывать давление на большинство стран ближневосточного региона для недопущения возникновения здесь конкурирующей с США региональной державы.
Самвел Мартиросян, ИА 'Росбалт'
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2004/03/25/151789.html