Monday, April 19, 2004

В армянской революции появилась "третья сила"

Росбалт, 19/04/2004

В Армении, похоже, начинается новый этап внутриполитического кризиса. После разгона сидячей забастовки в ночь на 13 апреляперед зданием парламента, казалось, что оппозиция разгромлена и забыта навеки. Власти провели массовые аресты, разгромили штаб-квартиры трех основных оппозиционных партий. Оставшиеся на свободе лидеры ушли в глухое подполье. Только Вазген Манукян и Степан Демирчян демонстративно прогуливались по Еревану, чтобы показать свою несгибаемую волю. Отряхнувшись, оппозиционеры начали новый этап борьбы за власть, собрав 16 апреля новый митинг и заявив, что все только начинается, а после 13 апреля Кочаряну нет места в Армении.

Все ради продолжения противостояния
Начиная с 5 апреля власти делали одну ошибку за другой, как будто специально подогревая интерес к оппозиции, каждый раз давая своим оппонентом возможность для ответного хода.
Объединенная оппозиция начала свои акции по смене власти в стране 9 апреля. До этого лидер партии 'Национальное единение' Арташес Гегамян собрал 5 апреля предварительный митинг своих сторонников, вероятно пытаясь прощупать почву перед началом 'общего дела'. На митинге было всего несколько тысяч человек, и он прошел бы незаметно для всех, кроме жителей близлежащих домов, если бы не странный инцидент. Напомним, что в этот день участников митинга, включая самого Гегамяна, забросали яйцами, а потом 'неизвестные', в которых многие признали охранников местных олигархов, напали на журналистов. Моментально немногочисленный митинг оказался в фокусе внимания не только внутри страны, но и вне ее пределов — как известно, первое, на что реагируют в Европе и США, это нападение на прессу, особенно такое массовое и очевидное.
Дальше — больше. Разгон митинга 13 апреля в 2 часа утра под предлогом того, что народ закрывал проезжую часть и мешал работе парламента и ряда посольств. Ночные погромы в помещениях оппозиционных партий, массовые аресты. По данным правозащитников, в Ереване следственные изоляторы оказались переполнены и людей незаметно переправляли в районы. Проводились ночные суды, без адвокатов, с практически моментальными административными приговорами. Более того, многие просто исчезали — родственники днями искали людей. (Во всей этой кутерьме мелким баловством оказалась многодневная блокада Еревана ради недопущения в город сторонников оппозиции. В столице даже наблюдалась определенная нехватка сельхозпродукции.)
И опять жестокое избиение журналистов, но уже не людьми в штатском. По словам журналиста оппозиционной газеты 'Айкакан Жаманак' Айка Геворгяна, его стали жестоко избивать по личному приказу замначальника Полиции Армении Ованнеса Варяна.
Полиция попыталась представить разгон митинга как вынужденную меру в связи с тем, что демонстранты 'забрасывали полицейских бутылками с зажигательной смесью, камнями, использовали рогатки'. Но при этом из всей оперативной съемки разгона полиция смогла представить только два момента — молодой человек бьет пластиковой бутылкой с минеральной водой по голове офицера, с него падает фуражка, молодой человек получает дубинкой по голове, кадр резко прерывается. Второй кадр — старик лет 70 в прямом смысле фехтует древком от флага Армении с полицейским в каске и с дубинкой, кадр прерывается. Потом эти кадры повторяются с десяток раз, местами с использованием замедленной съемки для подтверждения их серьезности. Ни одной бутылки с зажигательной смесью не видно, острых предметов, о которых сообщает полиция, также нет. Правда, потом камера выхватывает крупным планом где-то на асфальте на непонятной улице какие-то булыжники и прутья. И зритель должен сразу понять, что все это использовалось агрессивными митингующими в 2 часа ночи против полиции.
Правда, телеканал 'Кентрон' (Центр), который, судя по всему, менее других подпал под цензуру (правда, и здесь из эфира на днях исчезла острая программа 'Точка зрения'), показал ряд кадров, снятых тайно во время разгона (в открытую разгон пытался снять оператор ОРТ Левон Григорян. Результат — паралич от электрошока с дальнейшим жестоким избиением в лежачем положении, камера исчезла). На этих кадрах можно увидеть совсем другое. Для примера кадры, где около 30 малиновых беретов, толпящихся вокруг кого-то, усиленно размахивают дубинками…

'Оппозиция полуизбита, руководство опозорено'
Власть не смогла корректно отреагировать на жестокий разгон народа. Вернее, была сделана попытка сделать вид, что ничего особенного не произошло. 13 апреля Роберт Кочарян так и не прореагировал на события прошедшей ночи — он встречался в этот день с послом Анголы. Выступил только его пресс-секретарь в довольно жесткой форме. Министр обороны заявил, что проспект Баграмяна не танцплощадка. А правящая коалиция партий вообще решила исчезнуть. С 12 по 14 апреля парламент, где коалиция имеет подавляющее большинство, в стране не работал — по официальной версии — 'во избежание искусственного обострения внутриполитической ситуации'. В действительности причина может быть в том, что генпрокурор может в любой момент заявиться в парламент с требованием о снятии депутатской неприкосновенности с оппозиционных депутатов. Генпрокуратура уже возбудила уголовное дело в связи с призывами о свержении конституционного строя в стране. Уже арестованы ряд лидеров оппозиции. В том числе бывший министр обороны Вагаршак Арутюнян, которому грозит от 10 до 15 лет. Очередь за депутатами. А коалиция, вероятно, не хочет подставляться под игры 'Кочарян — оппозиция'. По мнению же Кочаряна, 'ажиотаж вокруг произошедшего гораздо больше, чем собственно то, что было в действительности'.
Все же 15 апреля коалиция наконец-то выступила с заявлением, предложив оппозиции пойти на диалог, предложив работать совместно над демократическими и конституционными реформами. Подобные рабочие предложения в атмосфере, близкой к тотальному противостоянию, могут вызвать только недоумение. Степан Демирчян по поводу предложения коалиции заявил 'Росбалту', что диалог будет возможен только после того, как прекратятся аресты и будут наказаны виновные в насилии против народа. А лидер Христианско-демократического союза, экс-спикер и экс-премьер-министр Хосров Арутюнян поставил такой диагноз парламенту. 'Парламент проявил свою политическую импотенцию и потерпел политический дефолт. В сегодняшней ситуации нет выигравших сторон — оппозиция полуизбита, руководство опозорено. Президент должен понимать, что долго так народ жить не может. Он должен распустить парламент и стать гарантом новых выборов'.

Третья сила
На все эти события последовала естественная общественная реакция. Впервые армянские правозащитники не ограничились жалобными прокламациями и письмами на Запад. Объявив, что в стране наступил 37-ой год, что люди пропадают, как в Чили 73-го, общественные организации собрали вместе со студентами митинг, прошли шествием к месту избиения народа, и передали в парламент требование незамедлительно выпустить всех политзаключенных. Особое возмущение в обществе вызвали ночные аресты инвалида Карабахской войны, члена политсовета партии 'Анрапетутюн' Артака Зейналяна и пресс-секретаря блока 'Справедливость' Рузанны Хачатрян. (Их впоследствии отпустили, как сообщается — по просьбе омбудсмена.)
Одним словом, властям удалось вызвать гражданскую реакцию в ответ на контр-реформацию. Ведь слишком долго до этого говорилось о том, что страна семимильными шагами идет к демократии.
Оппозиционеры вышли из подполья и 16 апреля собрали новый митинг. Теперь им есть что говорить — власть дала им множество новых козырей в руки, не дав зациклиться на привычном и лишенном содержания лозунге 'Роберт, уходи!'. И то, что при блокаде Еревана и проливном дожде оппозиция смогла собрать около 20 тыс. человек, говорит о многом. При этом, если в первые дни на митингах наблюдались исключительно представители пролетариата, недовольного своим экономическим положением, теперь всё больше можно встретить среди протестующих представителей студенчества и интеллигенции. Многие признаются, что не видят среди оппозиционеров достойного лидера, но и не в состоянии стерпеть диктатуру, которая всё отчетливее проявляется в неясной череде событий.
Запустив на полную катушку полицейскую систему, власти, кажется, добились противоположного эффекта. Политтехнология с использованием одной лишь дубинки не принесла своих плодов в Армении. Как раз наоборот — появилась новая протестная сила. Если до ночного разгона подавляющее большинство населения предпочитало исполнять роль пассивного зрителя, то сейчас расклад в стране может кардинально измениться, и все симптомы этого уже есть. Если прежде политическое поле практически полностью разделилось на два враждебных лагеря, то теперь проявилась третья сила — общественность, протестующая против нецивилизованных методов, используемых властью. Эта сила дистанцируется от политики, заявляя об исключительно гражданской позиции. И всё же, выступая против властей, она вынужденно оказывается сегодня на стороне оппозиции.
Самвел Мартиросян, ИА 'Росбалт'. Ереван
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2004/04/19/156540.html