Thursday, April 10, 2003

Смерть Химического Али: расплата или ликвидация?

Росбалт, 10/04/2003 

7 апреля британские военные объявили о гибели в Басре генерала Али Хасана аль-Маджида. Он стал известен всему миру стал под прозвищем "Али-Химик" или "Химический Али". В репрессивной машине диктатуры Саддама Хусейна аль-Маджид, пожалуй, занимал первое место, будучи человеком беспощадным и жестоким, и при этом — полностью верным Хозяину. По некоторым сведениям, он был единственным из окружения диктатора, кто ни разу не конфликтовал с Саддамом.


Двоюродный брат Хусейна, губернатор Кувейта в период иракской оккупации, командующий южным фронтом во время нынешней войны, Али-Химик "прославился" своей жестокостью по отношению к курдам. Али-Химик возглавил геноцид курдов в конце ирано-иракской войны в 1988 году. Пользуясь хаосом, возникшим в Северном Ираке, Хусейн "решал" курдскую проблему: курды, населявшие самые богатые нефтью районы, стали костью в горле багдадского режима.
Тогда-то на арене появился Али Хасан аль-Маджид, автор специальной военной оперции под кодовым названием "Анфаль", суть которой была в истреблении части курдов и в устрашении и переселении оставшихся. Али-Химик был назначен генеральным секретарем Северного Бюро партии БААС, которому подчинялась армейская группировка этого региона, а также все подразделения спецслужб и военной разведки.

В приказе Химического Али от 20 июля 1987 года военному командованию предписывалось "осуществить спецбомбардировку для истребления максимального количества лиц, присутствующих на запрещенных территориях". Результатом химических атак стала гибель только в печально известном городе Халабджа более 5 тысяч мирных жителей, в основном женщин и детей. В результате геноцида, учиненного тогда иракской регулярной армией и "федаинами Саддама", пытающимися на корню истребить идею свободного Курдистана, погибло или пропало без вести около 100 тысяч человек.

После этого Химический Али осуществлял планомерное выселение курдских жителей с их исконных земель, направляя в районы Киркука арабские семьи. Курдские сельскохозяйственные угодья, ирригационная система полностью разрушались, следствием чего становились невыносимые для жизни условия. Было уничтожено около 4 тысяч курдских деревень. Химический Али не колеблясь применял все возможные средства для уничтожения и изгнания курдов из Северного Ирака.

В 1990 году аль-Маджид возглавил оккупацию Кувейта, в ходе которой сотни людей пропали без вести, а в дальнейшем осуществлял репрессии против иракских "болотных арабов", поднявших восстание против режима Хусейна в период войны в Персидском заливе. За время карательных операций из 250 тысяч "болотных арабов" — народности, проживающей более 5000 лет на обширных болотах, раскинувшихся между низовьями рек Тигр и Евфрат на юге Ирака — на своих землях осталось лишь 40 тысяч. Одни были казнены, другие стали беженцами.
Во время нынешней иракской войны аль-Маджиду было поручено возглавить оборону Юга страны. И здесь проявилась его "железная рука". Шииты не посмели, как в 1991 году, поднять восстание, опасаясь повторения репрессий, учиненных режимом Хусейна после войны в Персидском заливе. Пытающихся покинуть осажденную Басру беженцев расстреливали в спину из минометов.

Правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала аудио-запись встречи иракских лидеров в 1988 году, во время которой Аль-Маджид уверял, что никто не посмеет возразить против химических атак на курдов: "Я их всех удушу химическим оружием. Кто посмеет что-либо сказать? Международное сообщество? Пусть идет к черту международное сообщество и все, кто его слушает! Я не буду атаковать курдов один день, но я буду продолжать применение химического оружия пятнадцать дней".

Возможно, что эта аудиокассета — подделка. Однако реальный образ Химического Али вполне соответствует этим высказываниям, и они мало чего добавляют к его репутации палача. Но и международное сообщество тогда оказалось под стать процитированным словам. Ведь геноцид курдов, трагедия в Халабдже происходили в период десятилетней ирано-иракской войны, унесшей около миллиона жизней с обеих сторон. В то время Саддам Хусейн был угоден Соединенным Штатам, как глава режима, "сдерживающего" фундаменталистский Иран.
Поэтому в первый момент "международное сообщество" в лице США и их союзников попыталось взвалить вину за химические атаки на Тегеран. Лишь когда Саддам перестал позитивно вписываться в геополитические планы США, вдруг неожиданно всплыли ужасающие кадры удушенных зарином женщин, прижимающих к груди мертвых детей на улицах Халабджи. И тогда обвинения в применении оружия массового уничтожения и геноциде пали на режим Хусейна.
Не исключено, что химические атаки на курдов в 1988 году предпринимались с молчаливого согласия или даже попустительства Вашингтона. По крайней мере, факты укрывательства чудовищного преступления были налицо. Возможно, именно этим объяснялась уверенность Химического Али, посылающего ко всем чертям международное сообщество. В таком случае, его смерть в Басре была запрограммирована и необходима.

Окажись Али-Химик живым в руках коалиции, его пришлось бы придать международному трибуналу, как одного из самых жестоких палачей новейшей истории. В этом случае, возможно, могли бы всплыть весьма нелицеприятные для союзников факты. Теперь, похоже, истина о Халабдже похоронена в Басре вместе с самим Химическим Али.

Самвел Мартиросян, Ереван
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2003/04/10/93240.html