Thursday, October 30, 2003

Турцию гонят в "иракский поход"

Росбалт, 30/10/2003 

"Иракский вопрос", похоже, вновь становится причиной дестабилизации отношений между США и Турцией. После перипетий начала иракской кампании, связанных с отказом Анкары предоставить турецкую территорию для открытия северного фронта, казалось, что все вопросы были сняты после того, как Меджлис Турции на днях принял решение об отправке 10-тысячного контингента в Ирак. Однако на прошлой неделе министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль заявил, что Анкара еще может пересмотреть свое решение. Примерно так же высказался и премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган, сказав, что решение об отправке войск в Ирак может быть вновь рассмотрено — с учетом реалий…


Меж трёх огней...
Анкара оказалась перед непростым выбором. С одной стороны, отправка войск в Ирак станет поводом для улучшения отношений с Вашингтоном, который в последнее время всячески показывает свое недовольство давним стратегическим партнером. Кроме того, Соединенные Штаты сейчас выделяют Турции кредит в 8,5 млрд. долларов. В случае отказа в отправке солдат в Ирак, весьма вероятно, что американцы приостановят выделение кредита так же, как это случилось перед началом иракской войны.
С другой стороны, по опросам общественного мнения, более 90% населения Турции против отправки турецких войск в Ирак. И если с недовольством сограждан правительство Эрдогана еще смогло бы как-то справиться, то острое нежелание самих жителей Ирака видеть турецких солдат в своей стране трудно будет игнорировать.
Курдские группировки, хозяйничающие на севере Ирака, уже заявили о неприемлемости присутствия их вековых врагов на своей территории. Иракским христианам также не нравится подобная идея. Генеральный секретарь влиятельной Национальной лиги старейшин племён Ирака Тамир аль-Дулеми сообщил, что стоящие за ним силы "тотально" против ввода турецких войск: "Мы будем противостоять им. Если они войдут в Ирак, то мы будем иметь межмусульманскую войну". От имени сотен шейхов и старейшин страны Аль-Дулеми заявил, что не допустит, чтобы "турецко-сионистский альянс" разрушил Ирак.
Одним словом, в Ираке никто не хочет видеть турецкие войска. В самой Турции не хотят их туда отправлять. Хотят этого только США. Об этом прямо говорят в официальной Анкаре. Приведем лишь несколько цитат. "Это Соединенные Штаты предложили отправить турецких солдат. Мы на этом не настаиваем", — буквально на днях заявил премьер-министр Реджеп Эрдоган, добавив, что если США будут продолжать упорствовать, то придется всё же это сделать. Руководитель комитета иностранных дел парламента Турции Мехмет Дулгер в свою очередь заявил, что неплохо было бы подождать с этим делом. "Пусть люди не думают, что турки прямо мечтают об этом", — отметил Дулгер.
Немаловажным фактором является и отношение исламского мира к отправке войск в Ирак. Иордания уже отказалась от подобной акции, заявив, что является соседом Ирака и не может быть беспристрастной стороной. Понятно, что это вежливая отговорка. Исламское сообщество в целом негативно расценивает возможное участие мусульман в миротворческой акции в Ираке. Отправка турецких войск чревата осложнениями отношений Анкары с остальным исламским миром, которые и так не в лучшем состоянии на сегодняшний день.

Вашингтонский расчёт
В США дали понять, что нервничают по поводу колебаний Турции. Для Вашингтона крайне необходимо присутствие турецких войск в Ираке по нескольким причинам. Во-первых, крупномасштабное участие мусульманской страны в миротворческой операции станет прецедентом, который сломит упрямство других стран. Во-вторых, турки смогут сбалансировать непомерные аппетиты курдов, которые всячески пытаются прибрать к рукам Ирак, а то и вовсе помышляют о независимом Курдистане. В-третьих, американцы пытаются развязать себе руки для продолжения мировой экспансии.
Согласно военной доктрине США, американские войска могут участвовать одновременно в двух локальных военных конфликтах. Вашингтон же сейчас завяз как в Ираке, так и в Афганистане. На данный момент администрация Буша старается скинуть на силы НАТО поддержание порядка в Афганистане. Аналогично и в Ираке американцы через ООН добиваются ввода на территорию страны многонациональных сил. В случае удачного для Вашингтона исхода, Пентагон получит возможность сосредоточиться на подготовке следующей военной экспедиции — например, в Иран, Сирию или Северную Корею…
О финансовом резоне и говорить не приходится. Удерживая в Ираке огромную военную группировку, США тратят на нее ежедневно 4 млрд. долл. И это при том, что, например, на образование в 2004 году в США будет выделено 55 млрд. долл., на судебную систему — 34 млрд., на экологические программы — 28 млрд. Понятно, что перед выборами президенту Бушу, который имеет почти полутриллионный бюджетный дефицит, надо как-то освобождаться от иракского бремени. Ведь поддержка его иракской политики со стороны американского общества, на фоне непрекращающихся терактов против оккупационных войск США в Ираке, падает с катастрофической скоростью.
При этом в Америке нарастает недовольство и по поводу возможного ввода в Ирак турецких войск. Национальные организации армян, греков и курдов США направили письмо президенту Бушу, в котором отговаривают его от использования в Ираке турецких военных подразделений. Письмо озаглавлено: "Использование турецких войск не в интересах США".
"Дислокация турецких войск в Ираке — то же самое, если бы германская армия вошла в Польшу или Израиль, а японская — в Манчжурию или Корею. Бомбовые удары 14 октября по турецкому посольству в Багдаде — пример того, что может случиться, если мы позволим армии этого государства вступить в Ирак". Таков один из 12-ти доводов авторов послания.

Турецкие аскеры на перепутье
Анкара, пытающаяся увильнуть от требований Вашингтона, прибегает к дипломатическим уловкам. Премьер-министр Эрдоган 24 октября заявил, что турецкие войска войдут на территорию соседа только при условии, что получат одобрение Правящего Совета Ирака. Исходя из того, что в Совет входят главы курдских, арабских и ассирийских общин, понятно, что согласия они по доброй воле не дадут.
В свою очередь МИД Турции всё больше запутывает ситуацию. Турецкое внешнеполитическое ведомство заявило, что до сих пор не получило приглашения от Правящего Совета Ирака, несмотря на заверения американцев. И тут же добавляется, что Анкара не желала бы вообще вступать в переговоры с Советом, так как считает правящей стороной в Ираке американскую оккупационную администрацию.
Министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль заявил, что по военным каналам турки получают от Вашингтона противоречивые послания. Согласно одним — США не нуждаются более в присутствии турецких войск в Ираке. Согласно другим — Пентагон предлагает Турции различные варианты для дислокации турецких войск.

Взаимные уроки истории
Вся эта канитель привела к тому, что вопрос из военной перешел в историко-культурную сферу. Например, глава Коалиционной временной администрации в Ираке Пол Бремер, выступая 26 октября в эфире телекомпании АВС, заявил, что ввод турецких войск в Ирак — это тонкий политический вопрос, поскольку "они более 400 лет были колониальной державой". Это высказывание, которое опирается на известные даже школьникам исторические факты, вызвало в Турции подобие истерии.
В МИДе Турции тут же посоветовали западным союзникам посмотреть лучше на себя. "А кто такие британцы, как не колониалисты?", — задались там риторическим вопросом. 28 октября глава МИДа Абдулла Гюль заявил, что слова Бремера еще раз доказывают, что американцы не знают историю и данный регион. Оттого у них и столько проблем в Ираке, которых могло и не быть, в случае большей образованности. "Если бы они знали историю, то сказали бы, что во времена Османской империи в Ираке, как и в Иерусалиме и на палестинских территориях, царила стабильность", — заявил, также не слишком согласуясь с историческими фактами, глава турецкой дипломатии.
Нынешняя американо-турецкая перепалка наглядно показывает, насколько напряжены нервы у Вашингтона и Анкары. В Турции нарастает беспокойство, связанное с развертыванием в регионе сил Курдской рабочей партии, с которой США помогают бороться только на словах. А, по некоторым сведениям, и вовсе тайно вооружают курдских сепаратистов.
Вашингтон же, оказавшийся перед лицом партизанского (если угодно — террористического) сопротивления в Ираке, старается как можно быстрее убрать оттуда свои войска и подставить под пули своих союзников и партнёров. Однако добиться серьезного присутствия таковых в Ираке до сих пор никак не удаётся. После того, как Россия, Франция и Германия отказались посылать своих солдат для расхлёбывания заваренной американцами каши, ввод турецкого контингента является для США пока что единственной надеждой сдвинуть дело с мёртвой точки.
Самвел Мартиросян, ИА "Росбалт"
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2003/10/30/126988.html

Wednesday, October 15, 2003

Армения: у прессы есть свобода, но нет независимости

Росбалт, 14/10/2003

ИА "Росбалт" продолжает серию интервью с коллегами из других регионов. 
О каких событиях, тенденциях, проблемах редакторам региональных изданий хотелось бы рассказать всей России мы спрашивали в Калининграде и Новгороде. Сегодня на те же темы мы беседуем с коллегами из Армении — с главным редактором самой тиражной русскоязычной газеты в Армении 'Новое Время' Рубеном Сатяном и с главным редактором государственной армяноязычной газеты 'Айастани Анрапетутюн' Тиграном Фарманяном.


По Вашему мнению, о каких событиях, проблемах, тенденциях, которые имеют место в Армении, должны знать в России, да и в мире в целом?
Рубен Сатян: Разумеется, о тех, которые завязаны на России, на Европе, вообще мировых событиях, тенденциях. Естественно, за границей должны знать о главных событиях в армяно-российских, армяно-европейских отношениях. Я уже не говорю о фактуре — это выборы, демократические преобразования и все прочее.
Тигран Фарманян: Думаю, что главное на сегодняшний день, о чем должны знать в мире — это те направления, которые обозначил президент Армении. Самое главное, что должно освещаться, это наши экономические задачи, стремление Армении стать экономическим лидером в регионе. Ведь Армения, если не ошибаюсь, по экономическому росту идет наравне с Францией сегодня. Три основных направления развития Армении обозначил Роберт Кочарян: информационные технологии, туризм и рудодобывающая промышленность. Именно о наших усилиях и достижениях в этих областях должны знать в мире, чтобы повысились инвестиции в экономику страны. Что касается социально-политических новостей, то это тоже должно быть. В этих сферах у нас тоже есть рост, правда, крайне неудовлетворительный.

По Вашим ощущениям, беднее или богаче России сейчас живет Армения?
Рубен Сатян: Разумеется беднее, что очевидно и по статистике, и по основным социальным показателям — пенсии, зарплаты… Если бы мы не были беднее, не бежали бы отсюда армяне в Россию жить.
Но я хотел бы отметить, что та колоссальная дистанция, которая существовала в уровне жизни между Россией и Арменией, стремительно сокращается. Это мое четкое ощущение. Будучи оптимистом, глядя в завтрашний день, я вижу, что разница между нашими двумя странами через некоторое время будет не столь очевидной и разительной. Наверное, определенная дистанция все же будет сохраняться — ведь у России столько ресурсов и такие размеры, которые не идут ни в какое сравнение с Арменией. И все же я вижу, что на Ближнем Востоке есть страны, которые и по ресурсам, и по размерам можно сравнить с Арменией, и живут они неплохо.
Но стоило бы подчеркнуть, что ситуация в нашем регионе непредсказуемая. Возможны скачки. Причем скачки как в лучшую сторону, так и в худшую. Если опять разразиться карабахский конфликт, это приведет к серьезному откату назад.
Тигран Фарманян: Должен сказать, что в Армении нет той поляризации, которая существует в России. Разница между уровнем жизни в Москве и, скажем, на Сахалине, — в 10, если не в 100 раз. В Армении подобного не наблюдается. Здесь разница между уровнем жизни между Ереваном и каким-нибудь селом Арени намного меньше, чем между российской столицей и другим городом. Конечно, я сужу об этом все больше через прессу. Но я часто бываю в Москве, и вижу, что даже внутри этого города существует очень резкая поляризация.
Пусть не звучит высокомерно, но учитывая всю махину России, ее ресурсы, нефть, можно сказать, что маленькая Армения, бедная природными ресурсами, не особо и отстает.

По вашему мнению, какая из политических сил, партий, движений, организаций наиболее влиятельна в Армении?
Рубен Сатян: Я бы не хотел развернуто отвечать на этот вопрос, только в двух словах. Вся предвыборная борьба
(Президентские и парламентские выборы в Армении прошли в марте-мае 2003 года)
была очень горячей, но нужно констатировать, что сейчас общественный интерес к политике не так высок. Есть определенная часть электората, которая недовольна жизнью, люди, которые не нашли источники дохода для нормальной жизни. Вот ими политические силы и манипулируют. По мере движения вперед, и дай Бог, будет мир, эта часть электората будет убывать.
Если говорить об Армении, то все же здесь существует общественный интерес к личности, а не к какой-либо партии, идеологии. Во время выборов народ шел за Степаном Демирчяном, зная, что он сын Карена Демирчяна. (Степан Демирчян — лидер оппозиционного блока "Справедливость". На президентских выборах вышел во второй тур, но проиграл Роберту Кочаряну. Карен Демирчян — спикер парламента Армении, убитый во время терракта в Национальном Собрании 27 октября 1999 года, пользовался большой любовью в народе). Арташес Гегамян — личность заметная, многие пошли за ним. Но мало кто вспомнит, как называется его партия — из троих один, наверное.(Арташес Гегамян — лидер оппозиционной партии "Национальное Единение".)
Тигран Фарманян: На этот вопрос легко ответить. Надо лишь взглянуть на карту расклада сил в Национальном Собрании. Пусть говорят, что были нарушения при выборах. Даже если это так, то Республиканская партия, не имея вообще веса в стране, не смогла бы занять первое место на выборах. Так что я думаю, приблизительно (по влиятельности) — это Республиканская партия, "Оринац Еркир" и "Дашнакцутюн". Процентное распределение при парламентских выборах с небольшой погрешностью отражает политические реалии в Армении.

На ваш взгляд, уровень свободы прессы в Армении за последние годы снижается или растет?
Рубен Сатян: Ощущение, что не снижается, и не растет. После получения независимости какую-то нишу раздвинули, спустили сверху демократические пределы, и с начала 90-х в этих пределах и живем. При всех пиках, попытках сузить или раздвинуть эти пределы, ситуация, в общем, коренным образом не изменилась. Происходят, конечно, время от времени процессы в этой области. Во время выборов было очевидно движение в сторону сужения рамок. Были негативные пики — это и убийство Нагдаляна, и другие. (Тигран Нагдалян — председатель Совета Общественного телевидения и радио Армении, убит в декабре 2002 года).
Если говорить о себе, то я не чувствую удавки. В течение 10 лет мы были в крутой оппозиции, были и лояльны к властям. Я считаю, что подвижки в области свободы прессы возможны в контексте общей демократизации, демократических преобразований в Армении. Если будет продолжаться общая интеграция в Совет Европы, будут меняться законы в стране, то произойдут положительные изменения и в сфере свободы слова.
Тигран Фарманян: Сразу скажу, что в плане свобод в Армении нет никаких проблем. Абсолютно никаких. Более того, пресса ведет себя порой даже чрезмерно нагло. Так что вся пресса в Армении — свободная, а вот независимого издания нет ни одного. Все вынуждены оказаться в зависимости от того, кто платит. Это связано с экономическим состоянием страны, с тем, что население мало читает газет. Я в свое время рассчитал: для того, чтобы газета давала прибыль, надо перейти границу тиража в 11 тысяч экземпляров. Сегодня вы можете встретить, что самые покупаемые издания пишут, что у них тираж ну, максимум 5 тысяч. Реально у них тираж намного ниже. Это завышение делается исключительно для рекламодателя. А с рекламой очень плохо обстоят дела. Она очень и очень дешевая, и при этом многие издания занимаются демпингом. Пока в стране не появится богатый рекламодатель, говорить о независимых СМИ бессмысленно.

Ощущаете ли вы и в своей работе, и в целом появление нового средства коммуникации — Интернета? Пользуетесь ли Вы сами, Ваши знакомые и коллеги Интернетом?
Рубен Сатян: Ощущаю, и чем дальше, тем больше! Я по натуре консерватор и очень тяжело воспринимал на первых порах появление Интернета, тяжело вводил его в мою работу. А сейчас я без него просто не могу. Если дня нет Интернета, то я начинаю сильно нервничать. Я понимаю, что это способ интегрироваться в мир. Мне каждое утро приносят на стол купонами информацию из Интернета. И я чувствую, что очень часто грань между новостями из Армении и по миру становится зыбкой. Местные новости растворяются в общем потоке мировых.
В нашей газете 'Новое Время', которая, кстати, также размещена в Интернете, я часто кладу рядом на одной полосе местные новости и мировые, взятые из Интернета.
Что касается того, пользуются ли мои знакомые Интернетом, то могу сказать, что многие. Вот хотя бы моя дочка, которая и на работе, и дома его использует. Это колоссальное движение, имеющее большое будущее!
Тигран Фарманян: Это наша больная проблема. Я понимаю, что сегодня без Интернета никак. Но при этом мы оказались в ловушке. Лет семь назад американцы подарили нам самые новые по тем временам компьютеры "Макинтош". Теперь они устарели, а купить новые мы не в состоянии. Сами знаете, как дороги "Макинтоши", а IBM не купишь в добавление к ним. Вот и приходится для основных нужд издательства использовать два компьютера. И только когда они простаивают, мы можем выходить в Интернет, получать электронную почту. Понятно, что эти моменты случаются редко. Ну, а вообще, мои дети, знакомые — все пользуются Интернетом.

Беседовал Самвел Мартиросян, ИА "Росбалт", Ереван
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2003/10/14/123811.html

Friday, October 10, 2003

ЦРУ против Белого дома?

Росбалт, 02/10/2003

В самом сердце официального Вашингтона разгорается скандал, который способен превзойти аналогичное дело Келли, которое до сих пор расследуется и не дает покоя Тони Блэру. На этот раз ЦРУ обратилось в министерство юстиции США с жалобой на администрацию Буша по поводу разоблачения своего агента.


Иракские разоблачения
В свое время Джордж Буш в своем обращении к нации от 28 января 2003 обвинил Саддама Хусейна в покупке урана у Нигерии. Этот "факт" стал одним из основных аргументов, которыми подкрепили США свою интервенцию в Ирак. 6 июля 2003 Джозеф Вильсон, бывший посол США в Багдаде, опубликовал в New York Times статью, в которой заявил о том, что лично ездил в феврале 2002 года по просьбе ЦРУ в Нигерию и пришел к выводу, что предположения об урановой сделке не подтверждаются.
После этой публикации администрация Буша вынуждена была признать факт поездки Вильсона, а Джордж Буш заявил, что в его обращении к нации были использованы неточные данные. Вину за это "недоразумение" взял на себя благородный директор ЦРУ Джордж Тенет. Именно после этого инцидента Белый дом начал плавно менять свои заявления по Ираку, сведя иракскую войну с борьбы против оружия массового поражения на уничтожение тоталитарного режима Саддама и демократизацию Ирака. Но, похоже, обида на бывшего посла все же осталась.

Выдача агента
Через неделю после публикации Вильсона, в Washington Post была опубликована статья известного американского журналиста Роберта Новака, в которой он заявил, что жена бывшего посла в Багдаде является агентом ЦРУ. По словам журналиста, Валери Вильсон, урожденная Плейм, аналитик энергопромышленного комплекса, является тайным сотрудником разведки США, и именно по ее совету в Нигерию с секретной миссией был послан ее супруг. При администрации Клинтона Вильсон к тому же был экспертом Совета национальной безопасности по Африке.
28 сентября Washington Post, ссылаясь на свой источник в администрации Буша, заявила, что два сотрудника Белого дома позвонили как минимум шести журналистам и сообщили об имени и роде занятий жены Вильсона.
Эта информация привела к тому, что Белый Дом вынужден был официально откреститься от подобных действий. Пресс-секретарь Белого дома Скотт Макклеллан 29 сентября заявил, что нет доказательств того, что персонал Белого дома допустил утечку имени
тайного агента ЦРУ. "Президент рассчитывает на то, что все сотрудники его администрации будут придерживаться самых высоких стандартов поведения, — заявил
Макклеллан. — Никто не вправе делать подобные вещи".
Отметим, что дело не только в моральных принципах работников администрации. По американскому законодательству, за раскрытие агента спецслужб причитается до 10 лет тюрьмы и штраф в размере 50 тыс. долларов. ЦРУ в ярости. Пресс-секретарь разведывательного ведомства Билл Харлоу назвал случившееся слишком серьезным инцидентом. "Люди тратят годы на создание за границей контактов, которые ставятся под угрозу", — заявил он.

Месть администрации или тень советника Роува
В этом сюжете, практически полностью списанном с голливудского крупнобюджетного политического детектива, не обошлось и без серого кардинала, плетущего заговор. В американской прессе появились сообщения, что инициатором утечки информации стал Карл Роув.
Вильсон в свою очередь заявил, что Карл Роув — как минимум — посмотрел на утечку сквозь пальцы. На это пресс-секретарь Белого дома отпарировал довольно наивно: "Это предположение просто не имеет никакого отношения к действительности. Я говорил с Карлом на эту тему".
В свою очередь Washington Post заявляет, что "по данным одного журналиста, Роув сказал ему в личной беседе, что жена Джо Вильсона — законная добыча".
Кто же такой, этот Карл Роув?
Официально он отвечает за стратегическое планирование в администрации Буша. Он же планировал предвыборную кампанию нынешнего президента. "Кто занимается экономикой Соединенных Штатов? Карл Роув — этот влиятельный царь, управляющей всей политикой Белого Дома", — так характеризует эту фигуру, остающуюся в тени, The Wall Street Journal.
Власть над администрацией этого неприметного человека столь велика, что в свое время госсекретарь Колин Пауэлл заявил Белому дому, что не собирается подчиняться указам Роува. Между тем, Роув планировал не только предвыборную стратегию Джорджа Буша, но и руководит всеми электоральными движениями в республиканской партии.

Кто подставил Вильсонов?
Так зачем надо было подставлять семейство Вильсонов?
С точки зрения администрации Буша это явно не лучший ход, так как в преддверии выборов этот скандал способен опять развернуть приутихшую было дискуссию вокруг оружия массового поражения в Ираке, которого так и не нашли.
Сам Вильсон считает, что ему отомстили за разоблачение нигерийского досье. "Этот шаг предназначался не для того, чтобы запугать меня. Я уже свое сказал. Вполне понятно: он должен удержать других от выступлений", — добавляет Вильсон.
С другой стороны, в этом деле много темных пятен, которые, возможно, проявятся в ходе разбирательства. Известно, что Вильсон, оставаясь беспартийным, примыкал к демократам. Учитывая, что в деле, вероятно, замешан стратег Роув, который умеет просчитывать партии на 20 шагов вперед (оценка американского политтехнолога Марка Маккиннона), еще неизвестно, какие удары ждут оппонентов республиканцев в ближайшее время.

Самвел Мартиросян, ИА "Росбалт"
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2003/10/02/121780.html